Транслитерация - Venedica

2018-05

Необходимость в интернационализации письменности очевидна, какой бы самобытной и самодостаточной письменность ни была. В русскоязычной культуре есть чем поделиться с миром — известные имена, исторические места, — но до сих пор нет своего универсального способа, как их представлять миру, кроме подражания английскому или какому-нибудь другому фонетически столь же отдалённому языку. Для русского языка существует несколько схематичных ГОСТов транслитерации, но единого стандарта по-прежнему нет. Поэтому языки бумажных документов, словарей, дорожных и уличных знаков не похожи друг на друга.


Популярно мнение, что латиница не приспособлена к передаче русского языка и что русские слова, написанные латиницей, — это ломаный язык. Поэтому в транслитерированных адресах среди русских названий возникают английские street, avenue и city. В то же время у других славян — словаков, поляков или хорватов — слово ulica, написанное латиницей, не вызывает дискомфорта.

Прага / flickr
Загреб / flickr

Существующие варианты транслитерации русского языка на практике часто приводят к неоднозначным и трудночитаемым сочетаниям вроде -yy для -ый, где буква y используется для обозначения двух разных звуков — [ы] и [й], или shch и sch для щ. Отчасти это связано с довольно прямолинейной попыткой взять за основу фонетическую систему английского языка. Она непохожа на фонетическую систему русского языка, поэтому такой вариант транслитерации с трудом воспринимается как носителями русского языка, так и носителями других языков.

Семейство научных систем транслитерации русского языка намного лучше отражает его фонетические особенности и имеет много общего с письменностями других славянских языков, но также не даёт единого стандарта.

Близкая к ним современная система транслитерации белорусского языка среди систем транслитерации кириллицы выглядит наиболее взвешенной (рассмотрим дальше почему). Похожая система транслитерации возможна и для русского языка.

Таблица соответствия

Во многом эта система транслитерации вдохновлена письменностями западно-славянских языков, таких как чешский и словацкий, как близких соседей по славянской языковой группе, в которых используется латиница.

аa Astrahań
бb Baikal, Borodino
вv Volga, Voronež
гg Gatčina, Gelendžik
дd Dmitrov, Don
еje Jekaterinburg, Bologoje
eпосле согласных Peterburg
ёjo Jolkino
ioпосле согласных Oriol, Koroliov
oпосле шипящих Vyšní Voločok, Ŝolkovo
жž Žukovskí
зz Zelenograd
иi Ivanovo, Irkutsk
íí долгое, [и] в сочетании с гласным и вместо ij Troíck, Žukovskí
йj Joškar-Ola
ii краткое, [й] в конце слога Altai, Možaisk
кk Kaluga, Kazań, Kolomna
лl Lipeck, Ladoga
мm Moskva, Murmansk
нn Nižní Novgorod, Nobosibirsk
оo Oriol, Orenburg
пp Pskov, Piatigorsk
рr Riazań, Rostov-na-Donu
сs Samara, Smolensk, Suzdaĺ
тt Tula, Tveŕ, Toržok
уu Uĺjanovsk, Ufa
фf Fili
хh Habarovsk, Hanty-Mansísk
цc Novokuzneck
чč Čehov, Čeboksary
шš Kašira
щŝ Blagoveŝensk
ъопускается Sjanovo
ь◌́ преобразуется в акут ◌́ над предыдущей нешипящей согласной Riazań, Tveŕ, Perḿ, Viaźma, Naŕjan-Mar
 опускается после шипящих Povolžje, Medvežjegorsk
ыy Syzrań, Čeboksary
ýý долгое, вместо yj Dolgoprudný
эe Ulan-Ude, Elektrostaĺ
юju Južno-Sahalinsk
iuпосле согласных Tiumeń, Velikí Ustiug
яja Jaroslavĺ, Krasnojarsk, Staraja Russa
iaпосле согласных Riazań, Briansk, Viaźma

Почему такой выбор?

Для подавляющего большинства букв алфавита обозначения привычные и общие для большинства систем транслитерации. Все буквы следуют простым и общепринятым правилам.

č, š, ž — типичные обозначения ч, ш, ж, принятые в чешском, словацком, словенском, сербском языках и научной транслитерации русского языка.

ŝ — обозначение щ в стандарте ISO 9. В эсперанто ŝ используется для обозначения близкого по значению звука [ш].

j — стандартное обозначение йота, звука [й]. По происхождению j — консонантная форма i. Использование j для обозначения звука [ж] экзотично, и в славянских языках используется только в качестве [й]. В то же время буква y используется только для обозначения звука [ы] и не конфликтует с j.

h соответствует звуку [x]. Сочетание kh для обозначения звука [x] используется в языках, где за буквой h зарезервировано обозначение другого звука — [h], произносимого иначе, чем русский звук [x]. В русском языке этого противопоставления нет, поэтому использование сочетания двух букв kh для звука [x] избыточно.

c — обозначение [ц], принятое в славянских языках, включая чешский, польский, словацкий и словенский. Сочетание ts используется в языках, где букве c по историческим причинам соответствует другой звук, для русского языка отказ от c и использование вместо него сочетания двух букв неоправданно. Графическое сходство c, обозначающего звук [ц], и č, обозначающего звук [ч], тоже неслучайно — они связаны друг с другом исторически и фонетически. Кроме того, часть c в заимствованиях из латыни в русском языке также соответствуют ц. Поэтому, если отвлечься от всепоглотившего английского языка, c для обозначения ц подходит лучше, чем ts.

í, ý — долгие гласные. В русском языке в сочетаниях с гласными i чаще играет роль i краткого: либо перед гласной как показатель мягкости предшествующей согласной, либо после гласной как обозначение звука [й]. В менее типичных для русского языка случаях, где нужно подчеркнуть, что i в сочетании с другим гласным представляет именно звук [и], можно воспользоваться í долгим. Сочетания ий и ый также представляются долгими гласными í и ý, графически более удобными, чем ij и yj. Долгие гласные в таком же обозначении характерны для чешского и словацкого языков (dobrý den, Letní stadion, Průmyslový palác).

Акут ◌́ можно рассматривать как рефлекс надстрочного i или j, как у мягких согласных (например, нь:  → ń), так и у долгих гласных í и ý. С этой точки зрения акут выглядит не как произвольно и искусственно выбранный знак, а как закономерный результат эволюции рукописной записи. Акут над мягкими согласными также используется в польском языке (Poznań, śmiech).

В русском языке е в почти всегда смягчает предшествующую согласную, поэтому наличие показателя мягкости i перед ней избыточно. В украинском языке, где несмягчающее [э] встречается часто, использовать показатель мягкости для смягчающего [ʲе] оправданно. В нём смягчающее [ʲе] передаётся сочетанием ie, типичным также для польского языка.

Шипящие согласные не требуют после себя показателя мягкости. Мягкий знак после них опускается, т.к. в русском языке он не меняет их качества. В показателе мягкости i перед гласными тоже нет необходимости, поэтому ё после шипящих преобразуется не в io, а в o.


Таким образом, в этой системе транслитерации нет произвольных обозначений: она построена на опыте письменностей западно-славянских языков с учётом характерных для славянских языков фонетических особенностей. С одной стороны, такая запись хорошо узнаваема для носителей славянских языков, с другой стороны, её однозначность упрощает восприятие носителями неславянских языков.

Эта система транслитерации с минимальной адаптацией переносится и на другие славянские языки, использующие кириллицу.

О применении транслитерации

Стоит ещё раз подчеркнуть, что система транслитерации не является переводом на английский или любой другой иностранный язык. Этот вариант латиницы — полноправная часть русского языка. Транслитерация не требует перевода каких-либо частей слова или фразы на другой язык.

Пражская ulice Letenská не становится *Letenská street, немецкий Frankfurt am Main не становится *Frankfurt on Main. Так же и улица Варварка остаётся ulica Varvarka, а не становится *Varvarka street, Ростов-на-Дону остаётся Rostov-na-Donu, а не *Rostov-on-Don.

В тексте на иностранном языке, разумеется, уместно использовать традиционные нативные варианты названий, такие как Moscow в тексте на английском или Moscou — на французском. Но подавляющее большинство названий, включая названия улиц, проспектов и большинства городов, не имеют подобных традиционных вариантов и не требуют словарного перевода какой-либо их части.


Онлайн-транслитерация